emdrone (emdrone) wrote,
emdrone
emdrone

Category:

Слободан Милошевич опередил свое время. (John Lauglhand)

John Laughland -- spectator 18nov05
(оригинал на www.spectator.com но требует (бесплатной) подписки)

Слободан Милошевич опередил свое время. Когда он впервые появился в суде Международного Трибунала по странам бывшей Югославии в Гааге, Перзидент Джордж Буш едва уселся на свой пост. "Война с террором" была различима лишь ухмылке Дика Чейни, атаки 9/11 не произошли, вторжения в Афганистан и Иран находились в будущем а о пытках в Абу Грайб и сжигании посвтанцев в Фаллудже химоружием еще никто не слышал. К тому времени, однако, Слобо провел 10 лет воюя с мусульманскими повстанцами, сначала в Боснии, затем в Косово. Единственной благодарностью которую он получил оказались 4 года заточения в Голландии.

Это тюремное заключение почти наверняка окажется пожизненным. Хотя бывший глава государства Югославия всегда заявлял о своей невиновности, предоставляя десятки свидетелей в доказательство, суд не окончится до 2010. С бюджетом насчитывающим почти 300 миллионов долларов в год, это несомненно удобная синекура для юристов, большинство из которых до него имели довольно неудачные карьеры в своих странах. Но такой длинный суд по определению - насмешка над правосудием: Нюрнбергский трибунал продолжался лишь слегка больше 10 месяцев, с 20 ноября 1945 до 30 сентября 1946.

Пока беспощадно тянутся слушания - прокуроры формулировали обвинения более 2 лет - стало очевидно, что юристы борятся с невозможной задачей превращшения военной пропаганды западных политиков в юридические положения, которые могли бы звучать в суде. С равным успехом они могли бы пытаться доказать существование оружия массового поражения в Ираке. Суд заслушал более 100 свидетелей обвинения, и ни один из них не показал, что Милошевич отдал приказ совершать военные преступления. Наоборот: в прошлый вторник капитан югославской армии, мусульманин, свидетельствовал, что никто в его подразделении никогда не совершал систематических преследований албанцев в Косово, и что он никогда не слышал о других подразделениях в этом виновных. 9 ноября бывший глава безопасности югославской армии, гелерал Геза Фаркаш, венгр по национальности, дал показания, что всем югославским солдатам в Косово был выдан документ объяснявший международные гуманитарные законы, и что им было приказано не подчиняться любым распоряжениям, которые их нарушают.
Какое отличие от армии США!

Вместо обвинений из суда стало ясно - к великому безразличию международных СМИ - что сербы подвергались ужасающим провокациям. В марте Трибунал издал обвинение премьер-министру Косово, Рамушу Харадинаю, бывшему командиру Армии Освобождения Косово, известному своим товарищам под кличкой "Улыбчивый". Среди множества прочих преступлений, обвинение передает как в августе 1998го заместитель и со-обвиняемый на скамье подсудимых Идриж Балай, командовавший партизанским подразделением "Черные ОРлы", запытал до смерти трех албанских цыган. Согласно обвинению, храбрые борцы за свободу, на чьей стороне позже воевало НАТО, отрезали нос одному из пленников; взрезали пленникам шеи, руки и бедра; втерли соль в раны, зашили их иголкой, завернули всех троих в колючую проволоку, воткнули шипы в тело "при помощи инструмента", привязали их к своему автомобилю и тащили пока те не умерли.
В июне тот же самый трибунал, который отказал Милошевичу в освобождении под залог, позволил Харадинаю вернуться домой до даты суда после всего лишь 4 месяцев в Гааге.

В любом настоящем суде дело против Милошевича давным-давно бы развалилось. Например, когда предыдущий главный судья сэр Ричард Мэй неожиданно умер в июле 2004го. Поскольку в трибунале только 3 судьи, это эквивалентно неожиданному исчезновению 4 присяжных, что по законам этой страны привело бы к роспуску суда или началу дела заново. Однако судьи настолько настроены получить обвинительный приговор для своего специального подопечного, что они даже постановили, что его можно судить в его отсутствие если он будет слишком болен, чтобы присутствовать в суде. Сами судьи признали, что их решение не имеет прецедента в истории юриспруденции, но законность никогда их сильно не заботила: всегда в сговоре с обвинителем, они позволили добавить новые обвинения после перевода Милошевича в Гаагу в 2001м году, несмотря на то, что это нарушает ключевое положение закона об экстрадикции, обвиняемого нельзя судить по обвинениям, отличным от тех, по которым он был выдан.
Гласность также не слишком интересует судей: когда я спросил доступа к медицинским дикументам, которые, по их заявлению, показывали, что Милошевич был слишком болен, чтобы себя защищать, но достаточно здоров, чтобы не прекращать суд, мне ответили, что документы конфиденциальны. А когда во вторник Милошевич сказал, что слишком болен чтобы продолжать, председательствующий судья Патрик Робинсон пролаял "Вы что оглохли? Я сказал вызвать следующего свидетеля"

Однако больше, чем грубые нарушения судебной процедуры, суд над Милошевичем показал всю слабость попыток применить политические решения к суду. Поскольку Трибунал пытается перетолковать войну как результат решений индивидуальных лиц, а не следствие конфликта между государствами, современное международное гуманитарное право видит деревья, но не понимает что они деревянные. В суде над Милошевичем роль других югославских лидеров в развязывании войны - особенно тех, кто объявил об отделении от Югославии - грубо прикрывается, как и роль несчетного числа Западных политиков и институтов, которые были так сильно вовлечены в каждую стадию югославского конфликта, и которые подталкивали к отделениям. Суд первого главы государства после маршала Петэна вследствие этого напоминает не столько Нюрнберг, сколько позорный Риомский суд в вишистской Франции 1942, когда месяцы были потрачены на то, чтобы продемострировать как Эдуард Даладье, Леон Блюм и другие были преступно виновны в том, что вовлекли Францию в войну не подготовленной.

Более того, вместо индивидуализации вины гаагские суды усиливают то чувство "коллективной жертвы", которое они должны развеять. Опросы показывают, что сербы ненавидят Гаагу больше, чем они ненавидят НАТО, военный союз, который бомбил их в 1999: людям легче принять поражение от сильного противника, чем национальное унижение в суде. Антропология учит нас, что когда насилие начинается, спираль раскручивается именно потому что каждая сторона воспринимает себя в качестве пострадавшей. Значит, ключ в том, чтобы не дать никому бросить первый камень. Так что, в то время как Нюрнберг постановил, что войны нельзя начинать, современное гуманитарное законодательство предполагает, что атаки НАТО на боснийских сербов в 1995 и на Югославию в 1999 были оправданы. Обе эти войны НАТО проводились без согласия с Советом Безопасности ООН, и тем они составили юридический прецедент для нападения в 2003м на Ирак.
Остальное, как говорят, уже история.
Subscribe

  • Первое впечатление

    Как правило первые и эмоциональные впечтления бывают неверны, но всё же... ... обращение к нации Путина сегодня, 21 апреля 2021, вызвало у меня…

  • Современнае Абразаванийе

    .. или что такое cancel culture В связи с нынешними событиями по отключениям президентов - и первой волной ukaze Байдена, а также недавними…

  • Короткое замечание о главном

    В ленте увидел ссылку на пост против вчерашних демонстраций детей. Автор выдаёт кучу вопросов, дескать, а понимаете ли вы, что вы это делаете во…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Первое впечатление

    Как правило первые и эмоциональные впечтления бывают неверны, но всё же... ... обращение к нации Путина сегодня, 21 апреля 2021, вызвало у меня…

  • Современнае Абразаванийе

    .. или что такое cancel culture В связи с нынешними событиями по отключениям президентов - и первой волной ukaze Байдена, а также недавними…

  • Короткое замечание о главном

    В ленте увидел ссылку на пост против вчерашних демонстраций детей. Автор выдаёт кучу вопросов, дескать, а понимаете ли вы, что вы это делаете во…