emdrone (emdrone) wrote,
emdrone
emdrone

Categories:

О еврейской и арийской науке

.

От чтения истории создается стойкое впечатление, что все великие дела в прошлом. Грандиозные аферы при постройке железных дорог и индустрии начала 20 века, "агенты" банкиров, деление Чикаго или Нью Йорка на районы контролируемые мафией, скупка политиков и дикие подтасовки выборов, кровавые лошадиные головы на кроватях конкурентов Крестных Отцов.
Когда-то были эксперименты по евгенике, амбулаторные лоботомии, выселения граждан своей страны ("Америка показывает всему миру как можно обеспечить безопасность страны не поступаясь христианскими ценностями, в духе высшего в мире достижения, американской демократии" - из государственного фильма о заключении граждан-японцев в концлагеря, где они "с энтузиазмом" приступают к работе, в пустыне под солнцем связывая маскировочные сети для американской армии).
Где-то на уровне 20х-30х интересные истории как отрезает, или, точнее, постепенно усыхая в тонкий ручеек, они сходят на "нет". Сегодня все в далеком прошлом.

Оптимист скажет - кончилась эпоха дикого капитализма и наступило "цивилизованное общество". Циник - что к власти пришли мафии, правящие и сегодня, а следовательно их дела вымараны из истории. Циник потыкает пальцем в двух последних мэров Нью-Йорка, итальянца и еврея: Нью-Йорк по-прежнему поделен кланами.

Оставляя однако в стороне исторические ужасы, я бы хотел обратить внимание на статью в последнем выпуске журнала New Yorker. Она дает хороший повод поговорить об устройстве "науки" и том, как и в наше время история не остановилась и "люди работают".





Для начала надо сделать два замечания

Много раз уже приходилось писать комментарии в том смысле, что "гуманитарной науки нет", однако смеяться над особенно занимательными социологическими "исследованиями" не стоит, и вот почему.

1. Фрейд (взятый в качестве примера), как известно, к науке не имел отношения, несмотря на популярность. Фрейд высоко чтим - борец с империализмом Чомский (chomsky) уважает Фрейда за то, что он дал "первое полное не-христианское описание человека" - тем послужив инструментом разрушения в 20 веке многовековой культуры.
Более того, оно стало использоваться и для построения нужных разрушителям политических инструментов: племянник Фрейда тут же продал новый "научный" подход, с обращением к подсознательному, корпорациям, в рекламу и для увеличении продаж. В результате сформировалась концепция "общества потребления". Эта история потрясающе интересна, но русскому читателю известна плохо. Товарищ Сухов в ЖЖ переводил английский документальный фильм, отсылаю всех туда читать, читать непременно:
http://suhov.livejournal.com/452500.html (без картинок)
http://www.tertia-roma.ru/suhov/century.html (с картинками)

Другими словами, гуманитарные "не-науки" (а примеров можно набрать намного больше), блестя научной чешуей, ибо "объективность" и "точность" знания по пришедшей из 19 века традиции для нас остаются эталоном знания и эталоном честности (в 30е это назвали бы идеалом "арийской" науки), на Западе давно превратились в способы обслуживания власти, строя для нее инструменты управления-принуждения - и, с другой стороны, манипуляции по отношению к "электорату".
(Кстати, один из пожалуй самых старых, всеохватывающих, тотальных в западном сознании мифов - верно служащий власти уже пару сотен лет миф о саморегуляции рыночной экономики)

2. Причина особого положения гуманитарных наук тоже очевидна: кто девушку кормит, тот её, как известно, и танцует.
"Западные" общества - общества, где наверху стоят центральные банки, продающие за процент деньги целым странам (и, следовательно, неуклонно, в силу принципа fractional reserve banking, становящиеся владельцами все большей и большей части эконимики и собственности этих стран) под управлением узкого наследственного клана банкиров. Вокруг - принадлежащие чаще всего тому же банковскому капиталу владения и корпорации, "элиты". Они покупают политиков и обеспечивают нужные для себя условия жизни.
Однако в западных странах в дополнение к официальной пирамиде есть вторая структура власти, "негосударственные организации", которые финансируются из всевозможных "фондов" составленных из в основе своей банкирских денег. Вторая структура управления чрезвычайно мощна, гибка, и во многих случаях позволяет делать то, что политики, вынужденные поддерживать видимость "демократий" и ограниченные замысловатыми структурами законов, часто не способны осуществить сами. С действиями её за пределами США мы сегодня прекрасно знакомы, однако НГО работают и внутри.
В частности, сегодня практически вся система образования, как школьного, так и высшего, университетов, а также университетской науки оплачивается из фондов. Это попросту означает, что владельцы денег заказывают и покупают ответы на интересующие их вопросы, тогда как ученые низведены в положение ремесленников, которые сами должны суетиться, доставая "гранты" - либо в драке друг с другом за право ответить на вопрос, который интересен власть имущим, либо пытаясь предложить им что-то, что власти может показаться интересным.

Давайте теперь прочитаем (длинную, да), но чрезвычайно поучительную статью из последнего выпуска журнала New Yorker где с гордостью представлено зарождение новой интересной науки, на стыке экономики и психологии (даже глубже, чем просто психологии) - НЕВРОЭКОНОМИКА.

Я буду использовать расовую нотацию, популяризированную сайтом sem40, и время от времени переводить фразы с комиссарского на человеческий для достижения полной ясности.

    MIND GAMES
    Что НЕВРОЭКОНОМИКА сообщает нам про деньги и про наш мозг
    What neuroeconomics tells us about money and the brain.
    by JOHN CASSIDY
    журнал Нуу-ёркер, Issue of 2006-09-18

    Как и многие ... я делаю вложения в акции. Большая часть моих пенсионных сбережений... вложена в (...)
    [Это ЗАЧИН; опускаю традиционное для этого типа журналистики начало "личная история чтобы моей искренностью подкупить и вовлечь читателя", к тому же как правило начало по-настоящему не связано с настоящей темой статьи - emdrone]

    Иногда я думаю - что происходит в моей голове когда я принимаю глупые решения о вложении денег. Несколько недель назад я решил поучаствовать в эксперименте Центра по Картографированию Мозга Нью-Йоркского университета...
    В лобби я встретился с Питером Соколом-Хесснером, 24-летним студентом-аспирантом, проводившим меня в комнату .. полную компьютеров. Сокол-Хесснер получит степень доктора психологии, но в этот момент он работает над проектом в новой области, НЕВРОЭКОНOMИКЕ, которая использует новейшее оборудование .. для исследований нервной деятельности в области принятия экономических решений

    [Ввод проблемы: овца не хочет отдавать спекулянту деньги, если шанс выигрыша невысок; термин - "страх потерь"]
    Сокол-Хесснер особенно интересуется "опасениями потерь", это тот симптом, от которого пострадал я, когда отказывался продать акции Бритиш Телеком. [! - emdrone]
    За последние лет десять экономисты изобрели серию экспериментов, которые демонстрируют как сильно мы не любим терять деньги. Если вы дадите пюдям шанс выиграть 150 долларов против потери 100, большинство откажутся принять участие, хотя участвовать в их пользу: если вы умножите ... (дальше идет нудный подсчет, что в среднем выигрывается $25). Если вы участвуете в игре 10 раз, вы выиграете 250 долларов!
    [только в среднем, но это не упоминается. Т.е. если нет большого числа повторений, опасения плохого исхода более чем рациональны, но для заказчика-спекулянта и для наших ученых такое поведение нежелательно, и следует потратить средства для выработки ему противодействия - emdrone]
    Однако, когда такую сделку предлагают один раз, для большинства 50 долларов недостаточны, чтобы компенсировать возможную потерю 100 долларов. Большинство не принимает игру, пока выигрыш не вырастает до 200 долларов.

    Почему мы так не любим потери, даже если теряем возможный выигрыш? В центре по картографированию мозга я снал ремень и туфли и вступил в комнату с большим железным ящиком примерно 2 метра на 2 на 2 с узкими носилками на колесиках, торчащими с одной стороны. Это - магнитно-резонансная машина, та же самая, которую госпитали используют чтобы сканировать пациентов в поисках внутренних опухолей или язв. "Когда кровь приливает к мозгу, содержащийся кислород слегка изменяет магнитное поле" - объяснил Сокол-Хесснер. "Сканер фиксирует это и сообщает нам, куда поступает кровь. Мы видим, какие части мозга работают."

    (дальше - описание как журналист влез в трубу ЯМР-установки)
    Моим заданием было обдумать серию инвестиционных решений, которые предъявлялись мне на маленьком освещенном экране. ...
    Вот на экране появился первый сценарий: возможный выигрыш 4 долларов, при возможной потере 2х - против неслучайного уверенного сохранения баланса (0 долларов изменений). Мне давалось 3 секунды на решение. Два доллара было не жалко потерять, поэтому я нажал (то-то). Где-то в соседней комнате генератор случайных чисел решил, выиграл я или потерял. Затем на экране появилось сообщение "Вы выиграли 4 доллара".

    [Вводится одно из главных имен: основатель новой науки Камерер]
    Диссертацию Сокола-Хесснера ведут Элизабет ХЕлпс, профессор психологии и нейронауки в университете Нью-Йорка, и Колин Камерер, экономист в Калтехе, один из основателей нейроэкономики.
    ...
    Когда мы разговаривали, Камерер дал мне объяснения (работы мозга на пластиковой модели) ...
    ...

    Камерер был гениальным ребенком [разумеется, странно что забыли про скрипочку - emdrone].
    Он вырос в Балтиморе и поступил в колледж имени Джона Хопкинса в возрасте 14 лет на специальность математика. Он проводил много времени на скачках, ставя на лошадей, и это хобби заставило его заинтересоваться вопросами риска и принятия решений. В 1981м, когда ему исполнился 21 год, он получил докторскую степень по экономике в Аспирантуре Чикагской Школы Бизнеса
    [математика как видим сошла на нет; что такое степень по экономике, и что такое "чикагская школа" для возникновения гнезда спекулянтов-"монетаристов", а также насколько расово отборным было это гнездо, думаю, объяснять не надо.
    Другой человек с подобной биографией - конструктор войны с Ираком Вулфовиц. Математика на начальных курсах - затем "странные" для наших представлений продолжения - "философия", "социология", "бизнес" и т.д.
    - выглядят как почти типичный путь еврейского активиста - emdrone].

    Камерер нашел вдохновение и поддержку своим интересам и в других областях деятельности.

    [историческая справка: отношения экономики и психологии]
    В 1979 году два израильских психолога, Дэниэк Канеман и Амос Тверский, опубликовали работу в журнале Эконометрика, в которой описывалась концепция "страха потерь". В то время экономисты и психологи редко общались друг с другом. В 19 веке их науки считались тесно связанными областями "моральной науки". Но психология развилась в эмпирическую (т.е. основанную на опыте) дисциплину... тогда как экономика стала все более и более теоретической - в некоторых смыслах напоминая раздел математики. Многие экономисты относились к психологии с подозрением, но их предпочтения абстрактных моделей изучению человеческого поведения стоили им многого.

    Чтобы представить экономические решения на языке математики, экономистам пришлось принять, что человеческое поведение рационально и предсказуемо. Они вообразили, человека-модель Гомо Экономикус, который обладал неизменными предпочтениями, стабильным настроением, и завидной способностью принимать исключительно рациональные решения. Этот трюк произвел несколько теорий, которые позволяли делать предсказания, но из своих моделей экономисты вынуждены были исключить все, что не помещалось в рамки рационального поведения, например биржевые пузыри, наркоманию и манию импульсивных покупок. Экономисты продолжают исследовать Гомо Экономикус, но многие признают его ограничения. За последние 25 лет, поьлзуясь методами, позаимствованными из психологии, экономисты построили новый подход к изучению принятия решений - бихевиоральную экономику.

    Один из учителей Камерера, Ричард Талер, был одним из первых, кто ссылался на работу Канемана и Тверского; после 1987го он опубликовал серию влиятельных статей, описывавших различные типы казалось бы нерационального поведения, включая боязнь потерь.

    [на помощь приходит нейронаука]
    Признать, что люди не всегда рациональны - одно ... однако объяснить почему оказалось намного труднее, и недавно Камерер и другие бихевиоральные экономисты обратились за помощью к нейронауке.
    К середине 1990х нейроученые, используя машины для измерения ядерного магнитного резонанса и другие высокотехнологичные способы получения изображений разработали основы понимания ролей, которые играют разные части мозга при исполнении различных заданий ...
    (далее идет перечисление)
    ... "мы читали (статьи о ) нейронауке, и нам было очевидно, что есть применения её к экономике, как в терминах идей, так и методов" - говорит джордж Ловенштейн, экономист и психолог в Карнеги-Мелон
    (...)

    В 1997 Ловенштейн и Камерер организовали двухдневную конференцию в Питтсбурге, на которой группа нейроученых и психологив дала презентации примерно 20 экономистам
    (...) и эта область привлекла многих талантливых молодых экономистов, включая Давида Лайбсона, сорокалетнего гарвардского профессора, эксперта по поведению покупателей:
    (...) "... сорок лет назад экономика занималась в основном явлениями большого размера, такими как безработица. Однако в последнее время много внимания стали уделять принятию инидвидуальных решений. Думаю, настало время шагнуть за индивидуальное и заняться тем, на основе чего принимаются эти индивидуальные решения. Вот что мы делаем в нейроэкономике"

    (...)
    По мере того, как методы получения изображений (работы мозга) становятся сложнее и одновременно легче для использования, может стать возможным следить за мозго инвестора в то время, как они продают или покупают акции из своего оффиса. [!!! - какое признание! Они надеются, что когда-нибудь удастся наблюдать за электродеятельностью мозга "со стороны" - emdrone]
    Однако пока что экономисты ограничены лабораторными экспериментами, в которых они платят добровольцам за то, что те играют в простые игры, имитирующие ситуации повседневной жизни.


    [Первые эксперименты: определение возможного злодея, мешающего "инвестору" покупать предложения спекулянтов на полную]
    В одном из исследованй Камерер с несколькими коллегами сканировал мозг в группе добровольцев, делавших ставки на угадывание цвета масти карты. В одном сценарии им говорили сколько красных и сколько черных карт в колоде, так что они могли подсчитать вероятности. Во втором участникам сообщали лишь общее число карт.

    Первый сценарий соответствует теоретическому идеалу: инвесторы перед лицом известных рисков. Второй был больше похож на реальный мир: игроки знают что-то, но нв слишком многое. Как и ожидали ученые, мозг игроков реагировал по-разному. Когда информации оказывалось меньше, значительно большая активность наблюдалась в орбитофронтальной амигдалии и орбитофронтальном кортексе, который считается модулирует деятельность амигдалии. "Мозг не любит двусмысленностей" - объяснил Камерер. "Когда он не может понять, что происходит, амигдалий передает в орбитофронтальный кортекс страх".

    Результаты наводят на предположения, что при столкновении с двусмысленностью эмоции могут перебороть рассудительность, что ведет к отвержению рискованных действий.
    Это поднимает интригующий вопрос, не будут ли люди, менее подверженные страху, лучшими инвесторами, в точности то, что обнаружили Ловенштейн и чеетверо других исследователей в группе подопытных с поврежденным мозгом

    [!!! - тут невозможно не засмеяться от души; эффект усиливает и коннотация brain-damaged в английском как общего термина презрения или оскорблений, "имбецил" - emdrone]

    [Модификация: лучший инвестор - лоботомированный инвестор]
    У каждого из пациентов было повреждение одной из 3х областей мозга, ответственных за обработку эмоций - амигдала, орбитофронтального кортекса или правого инсулярного кортекса. Исследователи предъявляли пациентам серию игр с равным (50-50) выбором, в которых они могли бы выиграть $1.50 или потерять $1.00. Это выбор того типа, который люди часто отказываются делать из-за боязни потерь, но пациенты с повреждениями принимали такие ставки в более чем 80% случаев, и они выигрывали значительно больше денег, чем контрольная группа людей без мозговых повреждений.
    "Очевидно, фронтальные повреждения мозга ухудшают общее качество принятия решений" писали в мартовском выпуске (2005) "Журнала Экономической Литературы" Ловенштейн, Камерер и Дразен Прелец, психолог в Слоановской школе мэнеджмента Массачусетского Технологического Института, "однако существуют ситуации, в которых повреждение мозга может приводить к явно лучшим решениям".

    [Системы вступают в борьбу. Эксперимент 2 - "Вам ставят ультиматум"]
    Не так давно я приехал в Принстонский университет чтобы поговорить с Джонатаном Коэном, 50-летним нейроученым, директором Центра по Изучению Мозга и Поведения. Девять лет назад, когда он преподавал в Карнеги Меллон, Коэн посетил конференцию оганизованную Камерером и Ловенштейном. "Я никогда не изучал ни одного экономического курса; я совершенно не знал, чем они занимаются," - вспоминает Коэн, "я думал что это об установке нужных банковских процентов".

    После того Коэн сотрудничал с экономистами
    в нескольких работах по картографии мозга. "Главная идея в невроэкономике в том, что в мозге содержатся множественные системы", говорит Коэн. "Большую часть времени эти системы сотрудничают в выработке решений, но в некоторых ситуациях они вступают друг с другом в борьбу".

    Можно проиллюстрировать рассуждение Коэна если представить, что вы и незнакомец сидите на скамейке в парке, когда к вам подходит экономист и предлатает обоим 10 долларов. Затем он просит незнакомца как их следует разделить, а за вами оставляет право принять или отклонить предложение. (...) Если вы отклоняете предложение, никто ничего не получит.

    Это "Ультимативные игры", в которых один из игроков практически предъявляет другом ультиматум. Как бы вы на них среагировали? Специалисты по теории игр говорят, что сам следует принимать любое положительное предложение, даже если вам достанется всего лишь один доллар, или вы останетесь ни с чем. Однако большинство людей отклонят предложения менее 3 долларов, а некоторые - даже все, что меньше 5 долларов.

    [потрясающе - вся идея, все цели еврейских мыслителей в этой ситуации как на ладони.
    Интересно, что и сама "теория игр" появилась в результате поиска ответа на те же самые вопросы. В 50е она разрабатывалась в корпорации RAND (банкирские деньги и фонды). Пиком её применения, несомненно, стали бомбардировки Вьетнама по схеме, предложенной теорией игр. Если противник рационален, он должен был - из схемы американских налетов - понять, что сопротивление бесполезно.
    Вьетнамские дикари однако отвечали неправильно. Что не помешало автору методики оставшуюся жизнь провести в профессорском кресле в разработках той же теории - и совсем недавно получить Нобелевскую премию, если не ошибаюсь. (Thomas Schelling and Robert Aumann - "нобелевская" премия по экономике 2005; о них см ниже:
    http://emdrone.livejournal.com/169050.html?thread=1947226#t1947226 ) - emdrone]


    Коэн с несколькими коллегами организовал серию ультимативных игр, в которых половина игроков отслеживались с помощью машины ядерного резонанса. В начале каждому испытуемому показывали фотографию другого игрока, который будет делать ему предложение. Затем оно появлялось на экране внутри (трубы в которой лежит человек в ЯМР-установке), и ему давалось 12 секунд для принятия или отклонения варианта. Результаты не отличались от других, сходных экспериментов, но карты сканирования мозга оказались интересны.

    Когда испытуемые получали малые доли денег - например, 2 доллара против 8ми оппоненту - у них наблюдалась значительно большая активность в дорсолатеральном префронтальном кортексе, в той области, которую связывают с рассудительным мышлением., и в билатеральной антериальной инсуле, части лимбической структуры, которая активна когда люди рассержены или бывают расстроены. Чем больше активности были в лимбоческой структуре, тем более вероятно было, что испытуемый откажется принимать предложение.
    Для исследователей это выглядело так, словно две области вступали в борьбу, префронтальный кортекс желал принять предложение, тогда как инсула желала его отклонить. "Эти результаты позволяют предположить, что когда участники отклоняют несправедливое предложение, отклонение не является результатом намеренного мыслительного процесса" - писал Коэн в недавней статье. "Скорее, это похоже на резулстат сильного, по-видимому негативного, эмоционального отклика".

    Было предложено несколько объяснений (...) (возможно, что справедливость есть врожденное чувство, и мы слишком рассержены нечестностью; или возможно мы боимся показаться слабыми)(...)
    "Мы оценивали маленькие группы, где люди часто взаимодействовали с теми же самыи людьми" говорит Коэн "В таких условиях людям имеет смысл заботиться о создании своей репутации "жесткого" человека, потому что тогда в следующий раз с тобой будут обращаться лучше".

    (...)
    [Тут автор передает глубокое сожаление ученого, что некоторые эмоциональные отклики, которые человек развил за тысячи лет своего существования может быть оказывают ему "плохую услугу".
    Для гешефтера врожденное чувство справедливости всегда будет ошибкой эволюции -- emdrone]




    [Свет в конце туннеля: наука нащупала выход! "Игры доверия"]
    Очевидно, мы не можем изменить наши мозговые механизмы, но может быть можно повлиять на принятие решений, влияя на химию мозга? В прошлом году группа экономистов под предводительством Эрнста Фера из Цюрихского университета продемонстрировала как это можно сделать в экспериментах с тем, что экономисты называют "игра доверия".

    Доверие играет ключевую роль во многих экономических взаимодействиях, от покупки подержанной машины до выбора колледжа. В простейшей версии "игры доверия", один игрок дает некую сумму денег другому, который вкладывает её (как посредник), а затем решает, сколько отдать вкладчику, а сколько оставить себе.
    [!!!! Какое гениально лаконичное описание поведения биржевого спекулянта! - emdrone]

    Чем больше вкладывает первый, тем больше он может выиграть, но тем больше он должен доверять второму игроку. Если игроки верят друг другу, оба выиграют. Если нет, ни один не сможет заработать хорошие деньги.
    [Конечно, не доверять финансовому спекулянту - бльшой грех. А в пределе всеобщего доверия в стране благоденствия каждое утро всходят деревья усеянные золотыми - emdrone]

    Фер и его соавторы разделили группу студентов надвое. Членам одной давали 6 "пшиков" лекарства, распыляемого в нос, Синтосинона, которое содержит окситосин, гормон, который мозг производит во время кормления грудью, полового сношения и в других типах близкой физической связи людей друг с другом. Члены второй группы получали плацебо.

    Ученые считают, что (гормон) окситоцин связан со снижением стресса, повышенной общительностью и возможно с процессом влюбленности. Исследователи предполагали, что окситоцин сделает испытуемых более доверчивыми, и результаты подтверждают их гипотезу. Из 29 студентов, получивших окситоцин, 13 инвестировали максимум денег разрешаемый в эксперименте, в сравнении со всего лишь 6ю из 29 в контрольной группе.
    'Это - замечательный результат' сказал мне Камерер, 'Если вы спросите большинство экономистов как повысить доверие в игре, они ответят "увеличьте выигрыши" или "заставьте их играть много раз подряд". Это стандартные инструменты для производства изменений. Если бы вы сказали "попытайтесь доставить им в ноздри окситосин", они бы ответили "я не понимаю, о чем вы говорите". Вы обманываете мозг - и это работает".





    [Часть 2: Применение наработок новой науки в жизни]


    Экономика всегда была связана с социальной политикой. Адам Смит опубликовал в 1776 "Богатство Наций" чтобы оспорить то, что он считал опасным распространением меркантилизма; Джон Майнард Кейнс писал "Общая теория занятости, процента и денег" (1936) частичто должна обеспечить интеллектуальную поддержку для увеличения государственых расходов во время рецессий; Милтон Фридман в труде "Капитализм и Свобода", кототрый появился в 1962, создал манифест свободного рынка.
    Сегодня большинство экономистов согласятся, что , если их предоставить самим себе, люди станут действовать в своих собственных интересах, и что рынок скоординирует их действия, которые произведут резульататы к благу каждого и всех
    [Пропев наскоро несколько строчек псалма "религии денег", авторы удивительно недвусмысленно указывают на причину заинтересованности в исследованиях. Обратите внимание на признание того, насколько глобальным видится построение (и вспомните предыдущие построения - такие как "потребительское общество", основанное на "науке" Фрейда) -- emdrone]

    Невроэкономика может потенциально бросить вызов обеим частям этого довода. Если эмоциональные отклики часто преобладают на д разумом, не может быть верным предпосылка, что люди действуют в своих лучших интересах. А если рынки отражают решения, которые люди делают когда их лимбические структуры особенно активны, остается мало причин предполагать, что невозможно улучшить результаты рыночных отношений.
    [!!! - еще раз: признание глобальных целей программы -- emdrone]

    [Пример: пенсии населения. Выбор между немедленным и отсроченным вознаграждением]
    Возьмите то, как люди откладывают на пенсию. Опросы показывают что до половины всех семей заканчивают рабочие годы практически без финансовых сбережений помимо их права на social security, пособия по старости. Откладывать деньги трудно, потому что для этого надо отказаться от того, что мы ценим сейчас - новой машины, поездки в отпуск, обедов в ресторане - для того, чтобы обеспечить благосостояние в будущем. Слишком часто желание немедленного вознаграждения пересиливает.
    (...) (далее идет никчемная тавтологическая цитата Давида Лайбсона, экономиста из Гарварда)

    Лайбсон сотрудничал с Ловенштейном, Коэном и Самюэлем МакКлуэром, еще одним психологом из Принстона, в исследовании того, что происходит в мозгу людей, когда они принуждены выбирать между немедленными и отсроченными результатами. Для исследования четверо исследователей (как они объяснили в журнале Science в 2004 году) использовали ЯМР-машину, сканируя групу студентов-добросольцев, которых просили выбрать между получением 15-долларового квитка, дающего право приобретения в интернет-магазине Amazon.com прямо сегодня - или получением 20-долларового квитка через 2 недели или через месяц.

    Сканы выявили, что оба варианта вызывали активность в латеральном префронтальном кортексе, но что вариант с немедленным отовариванием также вызывал непропорциональную активность в лимбических районах. Более того, чем выше была активность лимбических районов, тем с большей вероятностью студенты выбирали немедленный квиток.

    Эти результаты - дальнейше свидетельство того, что рассудок и эмоция часто сражаются у нас в голове. (...)

    Лайбсон и Бриджита Мадиан, экономист Школы имени Вартона, изучали один из механизмов "предварительного решения хранить" (а не тратить сейчас же) на примере "планов 401"
    [ это спекулятивная схема размещения пенсионных денег на рынке, которая практически вытеснила нормальную систему пенсий в США (сегодня по-моему осталось всего 16% предприятий с пенсиями); она дешевле для работодателей и очень выгодна рыночным спекулянтам, т.к. дает им в руки миллиарды сбережений для биржевых схем -- emdrone].

    Выплаты по "Плану 401" ежемесячно вычитают из зарплаты работника для вложений их в акции и бонды. Т.к. планы часто добровольные, многие на них не подписываются, даже когда их наниматель обязуется от себя выплачивать равную долю. Лайбсон с коллегами прозвал к тому, чтобы всех работников автоматически вписывали в планы, если они явно не откажутся. В компаниях, принявших такую политику, процент участия резко повысился.
    [!! Наступите коту на яйца, он заорет. Если население неохотно участвует в схемах, выгодных для экономики спекулятивного биржевого пузыря, надо его вынудить -- emdrone]


    [Практический результат науки: Асимметрический патернализм]
    Реформирование "планов 401(к)" - пример "асимметрического патернализма" новой политической философии, основанной на идее спасения людей от опасностей лимбических областей их мозга [!!!!!!!!!! -- emdrone].
    Предупредительные этикетки на табаке и потенциально вредных продуктах подобным же образом рассчитаны для того, чтобы держать сабкортикальные структуры под контролем. Невроэкономика предлагает дополнительные меры, включающие предупреждения покупателям лотерейных билетов что шансы на выигрыш для них практически равны нулю, а также включающие наложение обязательных периодов задержки после больших покупок вроде автомобилей или катеров.
    "Асимметрический патернализм помогает тем, чья рациональность защищается от дорогостоящих ощибок, а потому по-настоящему рациональных людей она затрагивает очень незначительно" - писали в 2003м Камерер, Ловенштейн и трое их коллег в выпуске Юридического Обзора Университета Пенсильвании. "Такая политика должна вызвать одобрение по всему политическому спектру"
    [!!! - т.е. эти "ученые" явно участвуют и в разработке политических программ для функционеров "демократии" США, в данном случае предлагая еще одну псевдо-политику в обойму прав гомосексуалистов/абортов/смертной казни/.... -- emdrone]


    [ДАЛЕЕ - заключительная часть статьи - в ней идет полный откат.]
    [Идеи о борьбе разума с чувствами были известны еще древним грекам и т.д. (хотя "невронаука" дает доступ ко внутренним механизмам бла-бла-бла)
    Традиционные экономисты говорят, что "невронаука" никак не затрагивает экономических моделей именно потому что они сформулированы без предположений о физиологии мозга"
    В-третьих, реальные мыслительные процессы чрезвычайно быстры и нейроактивность происходит в масштабах 0.1 миллиметра - а машины ЯМР меряют раз в 2 секунды и лишь общий приток крови

    Нет никаких свидетельств, что в мозгу существуют отдельно рациональные и иррациональные механизмы - возражают четвертые .
    Эти четвертые издевались над обезьянами, не давая им пить, а потом меняли на лету вероятность выдачи маленьких емкостей с соком в процессе эксперимента. Получилось так, что несмотря на изменения, обезьяны адаптивно выбирали стратегии, максимизирующие вероятность получения наибольшего количества сока: "скорость пульсов нейрона (такого-то) оказалась линейной функцией что (связанное с ним действие) даст сок". "внутренние вычисления очень похожи на вычисление utility function в теории вероятностей".

    Далее автор нудно описывает свое лежание в машине у аспиранта.

    Но несмотря на все (и, собственно по давней журналистской традиции "объективности" прятать возражения в последнюю четверть очень длинного текста - и потом их игнорировать), автор заключает:]


    Модифицированные теории которые упомянул Лайбсон предполагают, что у людей есть две воюющие друг с другом стороны: первая вычисляющая и прогнозирующая, вторая - импульсивная и близорукая.
    В некоторых обстоятельствах импульсивность пересиливает, и люди поддаются таким вещам как наркомания, обжорство или азартные игры на бирже.
    Пока что новые модели ожидают подтверждений, но НЕВРОЭКОНОМИСТЫ уверены, что они обнаружили что-то важное.
    "Мы не опровергнем всю традиционную экономику" - говорит Колин Камерер. "Но мы выделим целый ряд биологических переменных, которые традиционно не включались в анализ.
    В экономике это - огромное изменение"







Таких глобальных схем было много (например, "кибернетика" Винера и банды также виделась им средством построения контроля за обществом, такая привычная еврейская мегаломания - и справедливо рассматривалась с большим подозрением в Советском Союзе. То, что мы думаем сейчас, что "гонения на кибернетику" происходили от глупости чиновников запрещавших компьютеры фактически неверно).

Возможно, что групп подобных "невроэкономистам" и сегодня немало, и что большинство из них, попилив гранты, исчезнут навсегда - хотя то, что "невроэкономика" отмечена в нью-йоркере, и что работа коллектива лежит в русле еврейского мэйнстрима, "психологизации" ради наработки методов практических манипуляций, вселяет кое-какие надежды в их будущее.

Но их не стоит недооценивать. Научность фрейдизма, как мы говорили, равна нулю. Но заказчикам с банкирскими деньгами не важна наука - им не шашечки, а ездить - и практические (хотя сколько угодно "ненаучные") наработки "общества потребления" приманкой разовых разноцветных пластиковых товаров (в противовес железным лет на 50) вполне успешно валили Советский Союз.

Как видим, и в наше время - "люди работают".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →