February 5th, 2004

they_fly

Вот вам история (из другой ветви):

Я давно в Штатах (больше 10 лет), и как-то в доме была соседка - немка лет 27. Когда уходила на работу, ее черный коккер спаниэль гавкал минут 15, потом успокаивался.

Американцы позвонили в службу контроля за животными. К немке прислали комиссию, разбираться как она мучит животное. Ей выдали бумагу, что она обязана гавканье прекратить (то есть по закону). Потом соседи позвонили второй раз, ей выдали второе предупреждение.
После этого немка отвезла собаку к ветеринарам, где ее убили.

В моей русской голове весь этот винегрет не умещается; ни американцы, ни немка не видели в ситуации ничего необычного.

Вот вам история, а вы теперь стройте свои расовые теории
they_fly

По поводу "толерантность.ру" (статья в Известиях)

По поводу "толерантность.ру" (статья в Известиях):
http://www.izvestia.ru/community/article43832

Статья не объясняет, "откуда ноги растут".
Интернет для толпы появился в 1995 годы; спустя короткое время американские конгрессмены стали пугать публику "насильниками и развратителями детей", которые там скрываются. Понимание технологии у необразованных крикунов от политики было ничтожно, но они - следуя американскому шаблону - нашли способ пугать обывателя для проталкивания интересов лоббирующих их компаний

Реально же война развернулась за юридический контроль над новым средством информации - кому принадлежит, кто фильтрует, кто и как будет в будущем получать деньги. Законодательство потихоньку создается, процесс далеко не закончен.

Потрясла меня попытка ADL, анти-дефамационной лиги - экстремистской еврейской организации в Калифорнии, возглавляемой лжецом Фоксманом, которая следит за появлениями "анти-семитизма" - поучаствовать в создании программ, которые помогут родителям оградить детей от страшного Интернет-порно-разврата. Абсолютно нетипично для ADL иметь какое-то отношение к технологии - а тут вдруг - зачем?
Ответ появился скоро. Когда программисты расковыряли несколько продуктов "интернет-фильтров", выяснилось, что среди списка слов, по которым запрещаются сайты были политические!
Антисемитизм, естественно, удостоился включения. Был скандал.

Нельзя принимать эту конференцию и деятельность "толерантность.ру" как хороших людей. Само название списано с зарубежного и выдает их корни. Если покопаться, наверняка найдутся истинные причины их озабоченности: цензура политически чувствительной информации, которая неприятна (а) западным интересам в России и (б) еврейским интересам в России

Вот и все.
they_fly

Прогулка (отрывок, Набоков)

-------------
Проваландав таким образом лето, родив, воспитав и разлюбив навеки дюжины две стихотворений, в ясный и прохладный день, в субботу (вечером будет собрание), он отправился за важной покупкой.[-- по-библейски свернутое время; переход к началу рассказа --] Опавшие листья лежали на панели не плоско, а коробясь, жухло, так что под каждым торчал синий уголок тени. Из своей пряничной, с леденцовыми оконцами, хибарки вышла старушка с метлой, в чистом переднике, с маленьким острым лицом и непомерно огромными ступнями. [ -- зрительное, герой это видит; заодно старушка превращена в сказочную -- ] Да, осень! Он шел весело, все было отлично: утро принесло письмо от матери, собиравшейся на Рождество его посетить,[ -- думает -- ] и сквозь распадавшуюся летнюю обувь он необыкновенно живо осязал землю, [ -- чувствует -- ] когда проходил по немощеной части, вдоль пустынных, отзывающих гарью, огородных участков между домов, обращенных к ним срезанной чернотой капитальных стен, и там, перед сквозными беседками, виднелась капуста, осыпанная стеклярусом крупных капель, и голубоватые стебли отцветших гвоздик, и подсолнухи, склонившие тяжелые морды.[ -- опять видит; морды подсолнухов - ! -- ] Он давно хотел как-нибудь выразить, что чувство России у него в ногах, что он мог бы пятками ощупать и узнать ее всю, как слепой ладонями. [ -- думает -- ] И жалко было, когда окончилась полоса жирноватой коричневой земли [ -- видит -- ], и пришлось опять шагать по звонким тротуарам [ -- слышит; возвращение в "сейчас" -- ].
[ -- далее скачок, следует покупка: -- ]
Молодая женщина в черном платье, с блестящим лбом и быстрыми рассеянными глазами, в восьмой раз села у его ног, боком на табуретку, [ -- читатель видит со стороны, как видел сцену сам г.-ч.;замечательная фигура умолчания - "в восьмой раз" -- ] проворно вынула из шелестнувшей [ -- слышит -- ] внутренности картонки узкий башмак, с легким скрипом [ -- слышит -- ] размяла, сильно расправив локти, его края, быстро разобрала завязки, взглянув мельком в сторону, и затем, достав из лона рожок [ -- видит -- ], обратилась к большой, застенчивой, плохо заштопанной ноге Федора Константиновича [ -- застенчивая нога - типовое сжатие риторической фигурой -- ]. Нога чудом вошла, но войдя совершенно ослепла [ -- нога ослепла - персонификация -- ]: шевеление пальцев внутри никак не отражалось на внешней глади тесной черной кожи. Продавщица с феноменальной скоростью завязала концы шнурка -- и тронула носок башмака двумя пальцами. "Как раз!" -- сказала она. "Новые всегда немножко..." -- продолжала она поспешно, вскинув карие глаза. -- "Конечно, если хотите, можно подложить косок под пятку. Но они -- как раз, убедитесь сами!" И она повела его к рентгеноскопу, показала, куда поставить ногу. Взглянув в оконце вниз, он увидел на светлом фоне свои собственные, темные, аккуратно-раздельно лежавшие суставчики. Вот этим я ступлю на брег с парома Харона [ -- !! -- ]. Обув и левый башмак, он прогулялся взад и вперед по ковру, косясь на щиколодное зеркало, где отражался его похорошевший шаг и на десять лет постаревшая штанина [ -- !! - перестановка -- ]. "Да, -- хорошо", -- сказал он малодушно [ -- !! -- ]. В детстве царапали крючком блестящую черную подошву, чтобы не было скользко [ -- воспоминание -- ]. Он унес их на урок подмышкой, вернулся домой, поужинал, надел их, опасливо ими любуясь, и пошел на собрание. [ -- возвращение к третьему лицу всевидящего нейтрального рассказчика; круг начатый в первом предложении упоминанием собрания, замкнут -- ]
Как будто, пожалуй, и ничего, -- для мучительного начала.
---------------end of quote---------------

Приведенная прогулка пера литературной знаменитости становится воссозданием, а не описанием чувств и ощушений, вперемежку с воспоминаниями и размышлениями, которые несколько раз как матрешки вставлены в рамку повествования от 3 лица - имеющего в свою очередь круговую структуру:
нам намекнули на собрание; мы провалились в переживание человека, идущего на собрание, потом в воспоминания, потом вынырнули - и снова уперлись в собрание, которое замкнуло отрывок и заставило читателя очнуться, напомнив, где он на самом деле находится.

Занятно, что ряд похожих отступлений с возвращениями использовал Бах. В одном примере построения контрапункта слушатель, кажется, забывает начальную тональность, но разрешение в нее в финале создает сильнейшее эстетическое переживание

Самая главная черта такой прозы - ее плотность (плотность сказанного на единицу текста). Можно писать "обычно" несколько страниц, а затем ужимать с помощью риторики.
they_fly

Смысл понятия "прайваси"

...в том, что ам. публика абсолютно бесчестна, и кинет при первой представившейся возможности. Поэтому американцы ни-ког-да не делятся информацией, которая их могла бы в чем-то подставить - это ограничение и есть privacy.
Русский в русской компании может изливать душу, говорить о непорядках с документами, каких-то внутренних деталях в работе, про жену - изливать душу - потому что есть представление о том, как ведут себя "порядочные люди", что какие-то вещи "не делаются", и что преступивший вычеркивается из компании, такому руки не подают. Правила игры не позволяют переступать какой-то предел

Так нельзя с американцем: вложит, настучит, использует против если ему будет выгодно, если поссорится и так далее.